Театр Станиславского и Немировича-Данченко, Москва, Россия

Московский академический музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко – музыкальный театр в Москве.

Московский академический музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко был основан в 1941 году, когда две труппы под руководством легендарных реформаторов театра двадцатого века – Константина Станиславского и Владимира Немировича-Данченко – объединились: Театр оперы Станиславского (созданный в конце 1918 года как Оперная студия Большого театра) и Музыкальный театр им. Немировича-Данченко (создан в 1919 году как Студия МХАТа).

Новый театр следовал художественным принципам своих основателей, которые применили систему МХАТ к опере и балету. И Станиславский, и Немирович-Данченко отвергли нынешнюю концепцию оперы как «костюмированный концерт». Они хотели приблизить его к драме и комедии, раскрывая основную идею сюжета с помощью психологически мотивированных действий. Труппа вошла в Театр в составе труппы Немировича-Данченко. Это была бывшая труппа Московского художественного балета, созданная в 1929 году Викториной Кригер, уважаемой балериной Большого театра. Она была художественным руководителем и одним из главных танцоров Московского художественного балета. Вскоре после смерти Станиславского Немирович-Данченко взял на себя ответственность за все компании (Всеволод Мейерхольд, приглашенный Станиславским для работы в его театре, был арестован в 1939 году, и никакой другой режиссер не мог сравниться с Немировичем-Данченко). Тогда театру было присвоено его нынешнее название.

Оперная студия Станиславского
В 1918 году Станиславский основал оперную студию под эгидой Большого театра, хотя впоследствии он разорвал связь с театром. Его успешное производство Werther в 1923 году было запрещено, пока директор был за границей. В 1924 году она была переименована в «Оперную студию Станиславского», а в 1926 году стала «Оперной студией-театром Станиславского», когда переехала на собственную постоянную базу в Дмитровском театре. В 1928 году он стал оперным театром им. Станиславского. Незадолго до своей смерти в 1938 году Станиславский пригласил Всеволода Мейерхольда взять на себя руководство компанией; Мейерхольд привел театр к собственному аресту в июне 1939 года.

Дирижеры: в том числе Михаил Жуков 1922–32, 1935–38, нынешний (2011) – Феликс Коробов.

Музыкальный театр Немировича-Данченко
Немирович участвовал в постановке Большого театра «Снегурочка», но вскоре ушел на самостоятельную работу. Немирович наклонился к популярной оперетте и водевилю. В конце 1920 года он начал производство «Филе де мадам Анго» Лекока, вызвав шумиху вокруг «серьезной драмы» в труппе МХТ. Премьера шоу состоялась в мае 1920 года с участием Валерии Барсовой и гостей-певцов из Польши и Большой компании и стала хитом аншлагов. Ряд успешных шоу продолжался до 1925 года, когда компания отправилась в длительное турне по Европе и США. Немирович принял американское предложение и оставался в Голливуде до сентября 1927 года; значительная часть его компании отказалась вернуться в Советскую Россию; сама компания распалась.

Когда Немирович вернулся в СССР в 1926 году, ему пришлось начинать с нуля. В течение многих лет его студия оперетты не имела постоянной базы и оркестра, заимствуя оба из театра Станиславского на Большой Дмитровке. В 1934 году компания выпускала в основном музыкальные комедийные шоу, а также «серьезную» оперу – Травиата и Катерина Измайлова; Катерина Измайлова была запрещена в 1935 году и возобновлена ​​в 1962 году.

Война и слияние
В июне 1941 года труппа Немировича гастролировала в Мурманске и близлежащих военных базах. Сразу же после начала операции «Барбаросса» она вернулась в Москву; Шоу возобновилось 10 августа. Компания Станиславского вернулась в Москву из Ярославля. 1 сентября 1941 года компании, число которых уменьшилось, были объединены в «Московский государственный музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко». Немирович был назначен его художественным руководителем. Стремясь преодолеть ограничения оперного жанра, он защитил звание музыкального театра. В сентябре 1941 года часть компании была эвакуирована сначала в Нальчик, затем в Тбилиси и, наконец, в Ашабад; Немирович с ядром своей роты остался в Москве, выступал за войска.

Немирович после короткой эвакуации в Тбилиси вернулся в Москву в сентябре 1942 года; он умер в апреле 1943 года. После его смерти театром руководили Иосиф Туманишвили (режиссер) и Самуил Самосуд (музыкальный факультет). За четыре года войны компания, разделенная на небольшие группы, провела 770 шоу для фронтовых войск. Два его сотрудника были убиты в бою, а одна группа художников попала в плен.

Послевоенный период
1950-е годы стали знаковыми для развития театра, когда его возглавил ученик Немировича-Данченко Леонид Баратов. В это время, совпавшее с эпохой оттепели, были поставлены оперы «Война и мир» Сергея Прокофьева, «Кето и Котэ» Виктора Долидзе, «Сицилийская вечерня» Джузеппе Верди, «Запорожец за Дунаем» Семена Гулака-Артемовского.

В 1960-х годах Лев Михайлов стал главным режиссером театра. Среди наиболее значительных постановок этого периода – опера Рагжеро Леонкавалло «Паглиаччи», Вольфганга Амадея Моцарта «Все женщины делают», Пиковая дама Петра Чайковского, Виринея Слонимского, Коля Брюнион Дмитрия Кабалевского, Хари Яноша Золтана Кодая. «Любовь к трем апельсинам» Сергея Прокофьева, «Порги и Бесс» Джорджа Гершвина. В 1963 году впервые с 30-х годов Лев Михайлов вместе с дирижером Геннадием Проваторовым представил советской публике «Катерина Измайлова» Дмитрия Шостаковича. В то же время режиссеры Павел Златогоров, Михаил Мордвинов, Михаил Дотлибов, Николай Кузнецов, Владимир Канделаки, Надежда Кемарская, дирижеры Дмитрий Китаенко, Кемаль Абдуллаев, Георгий Жемчужин,

Для балетной труппы важным этапом стали периоды с 1941 по 1960 год и с 1963 по 1970 год, когда Владимир Бурмейстер занимал должность главного балетмейстера театра. Ему принадлежат оригинальные произведения Эсмеральды Цезаря Пуни, «Лебединое озеро» Петра Чайковского, «Страуссианы» на музыку Иоганна Штрауса, Виндзорские пересмешники Виктор Оранский, Жанна д’Арк, Николай Пейко и детский балет «Доктор Айболит» Иван Морозов. «Снегурочка» на музыку Чайковского была поставлена ​​Бурмейстером по заказу Лондонского фестивального балета. В этот период на сцене театра танцевали Виолетта Бовт, Элеонора Власова, София Виноградова, Александр Соболь, Алексей Чичинадзе, в то же время начинал свою карьеру молодой Марис Лиепа.

С конца 1960-х – начала 1970-х начал сотрудничать с берлинским музыкальным театром «Комише опер», работая с немецкими режиссерами Вальтером Фельзенштейном (опера «Кармен» Бизе), Гарри Купфером (Singspiel «Похищение из Серальо» Моцарта), Том Шиллинг (балет “Черные птицы” Георга Катцера).

Летом 1980 года театральные постановки были включены в культурную программу московской Олимпиады. В то же время все больше и больше произведений мировой оперной классики стали ставить на языке оригинала, а не в русских переводах. Главным новатором в жизни театра стал Евгений Колобов, который занял пост главного дирижера в 1987 году. Ему принадлежит авторское издание Бориса Годунова «Модест Мусоргский» и постановка малоизвестной оперы «Пират» Винченцо Беллини ». Пересоздав традиционную для театра оперу Евгения Онегина, Колобов привлек к работе молодых художников, что привело к конфликту с руководством и старым актерским составом. Несмотря на публичную кампанию в защиту дирижера, в 1989 году ему пришлось уйти команда.

Постсоветское время
С 1991 года Александр Титель стал главным режиссером театра. Он должен был собрать оперную труппу. Первыми постановками «Тителя» в обновленном театре стали «Руслан и Людмила» Михаила Глинки, вызвавшие неоднозначные отзывы критиков, Эрнани Джузеппе Верди и Богемии Джакомо Пуччини, удостоенные премии «Золотая маска». Самыми известными спектаклями рубежа 1990–2000-х годов стали «Кармен» Жоржа Бизе, «Обручение в монастыре» Сергея Прокофьева, «Летучая мышь» Иоганна Штрауса, «Золотой петушок» Николая Римского-Корсакова.

С 1997 года Московский музыкальный театр в сотрудничестве с Большим театром организовал фестиваль современного танца DanceInversion, который стал ежегодным.

Современность
Театр, переживший второй пожар в 2005 году, в настоящее время управляется Антоном Гетманом (генеральный директор), Александром Тителем (художественный руководитель оперы), Феликсом Коробовым (главный дирижер), Лораном Илером (художественный руководитель балета) и Владимиром Арефьевым (руководитель сценограф).

Репертуар компании с 2005 года включает в себя:

С 2016 года директором театра стал Антон Гетман, который сменил на этом посту Ару Карапетяна. Художественным руководителем балетного направления был французский хореограф Лоран Илер. В то же время фестиваль «Точка пересечения» был впервые проведен на небольшой сцене, направленной на открытие новых имен в балете из Европы, Азии, Америки и Африки и создание оригинальных танцевальных представлений. В 2017 году был запущен проект генеральной репетиции, знакомящий молодежь с современным балетом.

Опера – в том числе: «Обручение в монастыре», бурлеск-кафе «Сократ» с «Сократом» Эрика Сати и «Сексом» Дария Мийо, «Кармен Бизе», «Фанатка Коси», «Демон», «Умеренный Флердермус», Евгений Онегин, комическая опера Владимира Кобекина «Гамлет» ( Принц Дании) (русская) Комедия (2008), «Барбюре ди Сивилья», «Богема», «La forza del destino», «Травиата», «Les Contes d’Hoffmann», «Люсия ди Ламмермур», «Мадам Баттерфляй», «Майская ночь», Москва, Черемушки, Пеллеас и др. Мелизанда, Пике-Дам, Сказка о царе Салтане, Тоска и Вертер.
Балет – традиционный русский репертуар и экспериментальные произведения, такие как водный балет Джона Ноймайера «Русалочка».

Здание
История здания по адресу Большая Дмитровка, 17, который известен более чем одному поколению как здание Музыкального театра им. Станиславского, на самом деле насчитывает около 300 лет и ассоциируется с именами многих выдающихся людей, которые внесли свой вклад в История России, Москвы и русской культуры.

Резиденция московских губернаторов
Современный театральный комплекс расположен на базе главного дома городской усадьбы графов Салтыковых, которые были генерал-губернаторами Москвы на протяжении 18-го века.

Салтыковые были одной из самых старых и благородных боярских семей. Их предки из Новгорода были известны своими подвигами еще во времена Александра Невского. С 14 века салтыковы были московскими боярами при Иване Калите, Иване Грозном и, наконец, Романовых. Первым из семьи Салтыковых, ставшим генерал-губернатором Москвы в 1713 году, был Алексей Петрович Салтыков, который был одним из участников процесса царевича Алексея. В 17 веке Салтыковы вступили в брак с царской семьей: дочь боярина Федора – Прасковья Федоровна – стала женой царя Ивана Алексеевича, который разделил трон с будущим императором Петром Великим. Их дочери Анне суждено было стать императрицей Анной Ивановной (Анна России 1730-1741). Благодаря ее восхождению на престол Салтыковы были повышены до статуса графов. Дядя императрицы Василий получил титул графа, орден Святого апостола Андрея Первозванного. Он был назначен исполняющим обязанности тайного советника и одновременно назначен генерал-губернатором Москвы (1730 г.). Но дальний родственник императрицы Семен Салтыков должен был сыграть гораздо более влиятельную роль.

Салтыковы владели имением на Большой Дмитровке с XVII в. Он был сформирован в результате слияния нескольких партий в первой половине 18-го века, когда главнокомандующий Москвой Семен Салтыков с 1732 по 1741 годы вступил во владение. Его сын Владимир был вице-губернатором Москвы в течение десяти лет (1741-1751). Во время его службы в качестве одного из губернаторов столицы началось строительство Сенатского корпуса в Лефортово и была открыта Академия архитектуры, в которой работали великие русские архитекторы – Василий Баженов и Михаил Казаков. Именно тогда под его правлением был сформирован будущий архитектурный облик города.

Сын Семена Петр Салтыков был главнокомандующим Москвой 8 лет (1763-1771). Под его руководством были открыты почтовые отделения, отремонтированы Кремлевские ворота и реконструированы некоторые другие важные архитектурные произведения. В обязанности Петра Салтыкова также входило обеспечение города едой и вином.

Семейная резиденция, которую он унаследовал от отца в 1742 году, занимала целый квартал от Тверской улицы до Большой Дмитровки и от Глинищевского переулка до Козицкого. Две церкви, стоящие по углам двух переулков, и Большая Дмитровка по бокам усадьбы. С одной стороны к нему примыкала церковь св. Алексия митрополита Московского, воздвигнутая в 1601 году диаконом Иваном Алферовым. С другой стороны, на углу Козицкого переулка и улицы Б. Дмитровка, была церковь Сергия Радонежского. Фасады усадебных зданий выходили на Тверскую и Б. Дмитровку. Проезд по усадьбе вел от одной улицы к другой – и внутренняя часть территории была занята конюшнями, сараями, кухнями с огородами, оранжереями и жилыми домами.

Окончательная планировка усадьбы была установлена ​​при наследнике Петра Салтыкова – Ивана Салтыкова, когда к имению примыкали соседний двор и огромный сад. Сам особняк был перестроен в классическом стиле. В 1804 году он был обновлен: был добавлен второй этаж и крылья были соединены с пристройками. Здание не было повреждено в результате пожара 1812 года. Главная лестница, ведущая на второй этаж, и каюты на втором этаже, который впоследствии стал фойе театра, до сих пор несут классические черты.

Иван Салтыков был военным губернатором Москвы при Павле I и Александре I с 1797 по 1804 год. Он вступил в армию в возрасте 15 лет, принимал участие в Семилетней войне и русско-турецкой войне. В 1790 году он стал главнокомандующим финской гвардии Российской империи и одержал ряд побед над шведами. Генерал-губернатор Владимира, Костромы и Киева, он занял свой пост в Москве, имея большой опыт работы в правительстве.

Масштабная перестройка города была проведена под властью Ивана Салтыкова, что привело к созданию новых социальных институтов. Будучи опытным военачальником, Салтыков особенно заботился о военных и их семьях: был построен военный госпиталь в Лефортово; был открыт Дом вдов, где могли найти убежище вдовы солдат и офицеров русской армии, а также другие государственные служащие. Екатерининская школа благородных девиц была создана. Он занимал здание, которое раньше принадлежало Салтыковым.

Но самое главное, несмотря на обилие реформ во время двух спорных периодов правления, Ивану Салтыкову удалось создать структуры городского управления и составить городской бюджет. В 1804 году он ушел в отставку по собственному желанию, оставив добрую память. Так характеризует Ивана Салтыкова в книге «Биографии русских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов», опубликованной в 1840 году: «За всю свою жизнь граф Иван Салтыков никогда не делал кого-либо несчастным, он не испытывал позорной гордости и никого не презирал, кроме высокомерные серверы времени; он был радушным хозяином и вел пышную жизнь в Москве: обеды и ужины для 60 человек каждый день служили в его доме; каждое воскресенье толпа из 100 гостей приходила на его бал… Он пытался искоренить вымогательство в государственных учреждениях, установление порядка и порядочности, был повсеместно любим и уважаем и любил приносить людям добро. Свое свободное время он проводил в полях со своими охотниками, которых у него было около ста; его сын унаследовал шестнадцать тысяч крестьян, а также двенадцать сотен домохозяев и долг в два миллиона восемь тысяч ».

Огромное имение Ивана Слатыкова унаследовали его дочери – Анна Орлова и Прасковья Мятлева. Поместье на Большой Дмитровке сначала принадлежало Анне, затем Прасковье и, наконец, ее внуку Петру. Но мятлевцы предпочитали жить в Санкт-Петербурге. В 1839 году особняк с двором и садом был сдан в аренду Торговому собранию для размещения клуба. Это открыло новую эру в истории здания на Большой Дмитровке.

Клуб Торговцев
В 1840-х годах усадьба стала культурным и деловым центром Торгового собрания, местом отдыха и общения. В основе купеческого собрания были знаменитые московские производственные династии Алексеевых, Бахрушиных, Мамонтовых и Морозовых. Этим семьям суждено было сыграть исключительную роль в истории русской культуры и особенно в истории русского театра. Мамонтов вошел в историю как основатель знаменитой Частной русской оперы Мамонтова, где впервые были раскрыты и расцвели таланты Федора Шаляпина и Надежды Забелы-Врубель. Декорации для постановок разработали Василий Поленов, Виктор Васнецов, Валентин Серов, Константин Коровин и Михаил Врубель. С самого основания МХАТ Савва Морозов оказывал театру финансовую поддержку. Благодаря его усилиям здание театра в Камергерском переулке, изысканно реконструированное и реконструированное знаменитым архитектором Федором Шехтелем, было передано в распоряжение Московского художественного театра. Семья Алексеевых подарила миру великого режиссера, актера и реформатора театра, который известен во всем мире своей сценической псевдонимом «Константин Станиславский».

В дни собраний Торговое собрание избрало директоров, старейшин и почетных членов и составило смету на содержание клуба, благотворительные проекты и непредвиденные расходы. Члены Ассамблеи имеют право на бесплатное посещение клуба в любое время, на игру в бильярд, карты или шахматы, могут брать книги и участвовать в семейных вечеринках, балах, маскарадах, каждый из которых приглашает двух дам. Самыми почетными гостями клуба были представители городских властей: генерал-губернатор, губернатор, предводитель дворянства, мэр и начальник полиции.

В ресторане клуба выступили знаменитые русские и цыганские хоры, в том числе знаменитый цыганский хор Ильи Соколова. Это было время, когда «никакая музыка не ценилась в России больше, чем цыганская музыка, когда любить цыган и отдавать им предпочтение итальянцам не казалось странным», – считает Лев Толстой. Гитарист-виртуоз, певец, танцор и композитор Илья Соколов был фаворитом Москвы и Санкт-Петербурга. «Не человек, а пламя и освещение», – говорили о нем газеты. «Звук гитары Соколова до сих пор звучит в ушах», – прозвучал спустя десятилетия. Хор Соколова исполнял русские песни и романсы, но по-своему, придавая музыке дикий знойный звук. Оживленность цыганского танца пришла в ярость. На балах и маскарадах Клуба выступили лучшие оркестры под управлением Степана Рябова,

Знаменитости мирового уровня посетили Большую Дмитровку. В 1843 году Ференц Лист дал два концерта в Клубе купцов. Одним из важнейших событий московской светской жизни стала встреча великого композитора с писателями, музыкантами и философами, которая состоялась в Клубе 6 мая 1843 года. Известный критик Степан Шевырев, хорошо знавший Листа по его концертам в Европе и Санкт-Петербурге выступил с приветственной речью на банкете. Музыкант угощался русской кухней. Двухметровый осетр, принесенный в столовую несколькими мужчинами, заставил Листа аплодировать. Настоящий художник повара по имени Влас, который когда-то служил в доме дяди Пушкина, должен был выйти под аплодисменты. Хоровое выступление Соколова, которое восхитило Листа, послужило вдохновением для его изучения цыганской музыки.

В 1859 году Лев Толстой посетил Клуб купцов, чтобы принять участие в дискуссии по земельному вопросу и крепостному праву.

Клуб купцов на Большой Дмитровке просуществовал 70 лет с 1839 по 1909 год. Здание оставалось нетронутым в течение первых 15 лет. В 1855 году каюты были расширены. Пространство было преобразовано с недавно построенными арками (мотив, разработанный в наши дни архитекторами, которые проектировали капитальную реконструкцию здания). В 1909 году клуб переехал в новое здание на Малой Дмитровке (в настоящее время занимаемое театром Ленком), которое было специально спроектировано для его использования архитектором Илларионом Ивановым-Шитцем. В конце XIX века усадьба Мятлева была куплена ТКК «Партнерство Алексея Бахрушина и его сыновей». Основатель Товарищества и купеческая династия Алексей Бахрушин к тому времени умер. Его сыновья, почетные граждане Москвы, Петр, Василий и Александр стали владельцами особняка и огорода на Большой Дмитровке. Сын Александра Алексея впоследствии стал основателем первого в мире театрального музея (ныне Государственный центральный театральный музей им. А.А.Бахрушина).

Начало театральной эры на Большой Дмитровке, 17

Часть имения в имении Бахрушина на Большой Дмитровке была застроена жилыми домами, а другая сдана в аренду. Даже после того, как Merchants Club переехал на Малую Дмитровку, бывший особняк все еще использовался в развлекательных целях. В 1909 году здесь было открыто театральное казино с террасой и садом. Затем часть имения была арендована Стивеном Аделем для рекреационного заведения. В 1912 году он завершил строительство летнего театра эстрадного искусства «Шантилькер», открыл эстраду и кинотеатр, а также разбил павильоны с аттракционами в саду.

Но все это было недолгим. В 1913 году участок перешел к следующему арендатору – успешному предпринимателю, владельцу Аквариумного сада Фридриху Томасу. Он построил двухэтажный каменный театр эстрады «Максим», примыкающий к особняку из сада. Вход в театр был из Козицкого переулка. В театре были представлены легкомысленные спектакли, одноактные пьесы, оперетты, комические музыкальные перерывы и короткие балеты. Тревожные годы, последовавшие за событиями 1905 года, вызвали невероятное стремление к шоу и развлечениям.

Фридрих Томас со своим острым чувством требований зрителей пригласил исполнителей со всего мира. В октябре 1913 года он представил московской публике тридцатилетний индийский музыкант и философ, «носитель суфийского послания», Инаят Хан, ученик шейха Мухаммеда Абу Хашима Мадани (который был признан прямым потомком Пророка). Мухаммад). Выполняя миссию, данную ему шейхом, который полагал, что его ученик должен был «объединить Восток и Запад в гармонии посредством своей музыки», Инаят Хан совершил поездку по миру с концертами и лекциями и получил признание в Америке и Франции. Он приехал в Москву из Парижа со своими тремя братьями музыкантами и провел там семь месяцев.

Он оказал поддержку композитору Александру Скрябину и известной оперной певице Елизавете Лавровской, а также профессорам Московской консерватории. Композитор Владимир Пол и граф Сергей Толстой помогли ему издать книгу с нотами шестнадцати индийских мелодий, адаптированных для фортепиано.

«Максим» был спроектирован архитектором Карлом Гиппиусом, одним из ярких представителей московского стиля модерн, у которого была своя особенная манера. Он работал под эгидой 5-го отдела Моссовета, но почти повсеместно считался «придворным архитектором» купеческих и перловских купеческих семей. Два из его шедевров – особняк Алексея Бахрушина, в котором находится Театральный музей, и Чайный домик Перлова на Мясницкой улице, функционирующий сейчас как Чайно-кофейный бутик, до сих пор являются одними из настоящих украшений города Москвы.

Планировки обоих этажей «Максима» сохранились. Войдя в эстрадный театр, посетители оказались в большом продолговатом пространстве с небольшой сценой и рядом коробок, проходящих вдоль трех стен. У нас нет конкретной информации о декоре, доказательств мало. Известно только, что в доме были металлические колонны и много ламп разных цветов, современники также упоминают стеклянный пол со встроенными светильниками.

Нынешний зрительный зал и сцена Музыкального театра им. Станиславского находятся в самом месте «Максима». Театр эстрады никогда не был разрушен. Он был перестроен и перепроектирован несколько раз, и постепенное преобразование изменило его до неузнаваемости.

Помимо «Максима», в здании на Большой Дмитровке разместился и другой театр: здесь работал Интимный театр миниатюр им. Бориса Неволина, переехавший в Москву из Санкт-Петербурга в 1910 году. Его репертуар состоял из водевилей, балетных пантомим, танцев, интермедий и комедийных зарисовок. ,

Дмитровский театр

После Октябрьской революции здание бывшего купеческого клуба и окружающий его сад стали государственной собственностью. Здесь был открыт Дмитровский театр и оборудованы два зрительных зала: «Максим» использовался для музыкальных представлений, а одна из залов была превращена в концертный зал.

Репертуар Дмитровского театра состоял в основном из оперетт. Свою карьеру здесь начали будущие звезды Московского театра оперетты Григорий Ярон и Татьяна Бах. В 1924 году в особняке разместился экспериментальный студийный театр «Семперанте», специализирующийся на детективах и приключенческих пьесах с намеком на тайну и использующий элементы кинематографии на сцене. Его актеры ввели импровизацию в свои выступления. На лето помещение Дмитровского театра было сдано в аренду Театру комедии (бывший Частный театр Корша), известному своей мощной компанией (Мария Блюменталь-Тамарина, Анатолий Кторов, Василий Топорков, Вера Попова, Борис Борисов, Елена Шатрова, Николай Радин). Татьяна Пельцер и др.)

В 1926 году по распоряжению правительства Дмитровский театр был передан двум оперным студиям, основанным двумя главными реформаторами театрального искусства, Константином Станиславским и Владимиром Немировичем-Данченко – Оперной студией Станиславского (первоначально созданной как Студия Большого театра, но вскоре приступившей к работе). самостоятельно) и музыкальная студия им. Немировича-Данченко (начиналась как музыкальная студия МХАТ и несколько лет работала в помещении театра, но после успешной гастроли по Европе и США отделилась от своей альма-матер). Обе компании приобрели статус кинотеатров в этом же году. Они должны были разделить одну стадию, используя ее по очереди, и имели совместное управление бизнесом.

В 1929 году был разработан проект нового здания для компании Немировича-Данченко, которое должно было быть построено на месте бывшего Клуба купцов, в месте одного из флигелей со входом из Козицкого переулка. Но этот проект так и не был осуществлен. В 1935 году вопрос о расширении театра был вновь поднят. Помимо строительства нового дома для компании Немировича-Данченко, было решено реконструировать Дмитровский театр под театр Станиславского. Был проведен конкурс проектов. В 1936 году на Тверском бульваре началось строительство нового здания для Музыкального театра им. Немировича-Данченко, но медленными темпами. К лету 1941 года были построены только стены. Когда началась война, стройплощадка была заброшена до начала 1970-х годов, когда на фундаменте недостроенного Оперного театра им. Немировича-Данченко было возведено новое здание театра для МХАТ; Сегодня это Художественный театр имени Максима Горького.

В 1938 году капитальную реконструкцию Дмитровского театра провел архитектор Федоров. Зал был перестроен и оборудован современной оперной сценой. Колонный зал особняка был превращен в фойе театра. Концертный зал был преобразован в балетную студию. Еще в начале 30-х годов Немирович-Данченко начал сотрудничать с известной московской труппой – Московским художественным балетом под руководством Викторины Кригер, которая к 1940-м годам регулярно посещала театр.

В 1941 году, после смерти К.С. Станиславского, Оперный театр им. Станиславского объединился с Музыкальным театром им. Немировича-Данченко по инициативе Владимира Немировича-Данченко. Он также придумал название, которое Театр носит сегодня. Компания обосновалась в реконструированном здании. Театр был единственным, кто оставался в Москве на протяжении всей войны, его не эвакуировали. Компания давала регулярные представления даже в октябре и декабре 1941 года, когда гитлеровские войска приближались к российской столице, а с 1942 по 1945 год она представляла два или три новых спектакля каждый сезон.

Многие посетители московского театра помнят театр таким, каким он был после реконструкции 1938 года и серии косметических ремонтов: большое многоэтажное здание, его фасад украшен итальянскими арками, уютный зрительный зал с удобными пропорциями и потрясающий синий фойе с белыми колоннами. , Именно там создавали свои постановки знаменитые оперные режиссеры Леонид Баратов и Лев Михайлов, великий Владимир Бурмейстер и его одаренный последователь Алексей Чичинадзе ставили свои балеты, замечательные декораторы, такие как Борис Волков и Александр Лушин, разрабатывали свои незабываемые декорации и выдающихся дирижеров. Самуэль Самосуд, Дмитрий Китаенко и Владимир Кожухар руководят оркестром. Больше чем одно поколение замечательных певцов и танцоров снялось там. После того как в 1985 году Дмитрий Брянцев возглавил балетную труппу, а Александр Титель стал художественным руководителем оперной труппы в 1991 году, театр вступил в новую эру, оставаясь верным великим традициям отцов-основателей. Необходимо было приспособить театральное пространство и оборудование к современным художественным идеям и концепциям, и была признана необходимость новой реконструкции.

Tags: