Дом-музей Михаила Пришвина, Москва, Россия

Мемориальный музей Михаила Пришвина был открыт в 1980 году по указанию вдовы писателя Валерия Пришвина. Экспозиция музея состоит из отреставрированных комнат писателя: столовой, кабинета, комнат жены писателя и веранды, а также библиотеки.

биография
Михаил Михайлович Пришвин (23 января (4 февраля), 1873, Хрущев-Левшино, Соловьевская волость, Елецкий уезд, Орловская губерния, Российская империя – 16 января 1954 года, Москва, СССР) – русский писатель, прозаик и публицист. В своей работе он изучал важнейшие вопросы человеческой жизни, размышляя о смысле жизни, религии, отношениях мужчины и женщины, об отношениях мужчины с природой. Пришвин определил свое место в литературе следующим образом: «Розанов – послесловие русской литературы, я бесплатное приложение. И это все… ”

Жизнь – это путешествие
Жизнь Пришвина органически связана с его любовью к путешествиям, из которой он привез дневник путешествий, фотографические фильмы и понимание того, что «письмо – это путешествие к самому себе».

Выйдя из дома, оторвавшись от всего знакомого, Пришвин начал свое личное путешествие по России, которая всегда была для него «неизвестной страной, куда он путешествует». Открывая новое в природе и человеческой жизни региона, в котором художественно жили, он также обнаружил в себе неизвестного писателя. И я никогда не знал, какая история о его путешествии родится на этот раз. До революции писатель совершил пять путешествий, остальные шесть – после. И хотя это были литературные поездки по стране, которые получили широкое распространение с начала 30-х годов, Пришвин, который никогда не путешествовал группой, всегда один или со своим сыном, превратил деловые поездки из журнала или газеты в настоящие поездки. Но все началось в детстве.

«Когда я обрел уверенность в путешествии, что какой-то огромный мир существует вне меня, что я был свидетелем этого, тогда в работах появились и мысли, и оригинальный язык».

Пришвин не раз вспоминал, как в 1885 году, будучи учеником гимназии в Елецкой гимназии, он и его трое друзей совершили свое первое путешествие – побег «в страну непуганых птиц».

«Два дня спустя их схватили и вернули в гимназию. Однако это событие стало поворотным моментом в его судьбе. Он вспомнил, как его учитель географии, писатель Розанов, похвалил:« Его попросили нарисовать границы Америки. И когда он нарисовал и запомнил имена, внезапно те же самые имена пришли из Всадника без головы. Я подошел к доске. И не серьезно, но из вреда я начал рассказывать об Америке некая смесь Моего Рида и учебника. Готово, вы станете знаменитым путешественником ». И он установил пять.« Двадцать один год спустя, летом 1906 года, Пришвин совершил настоящее путешествие на север с этнографической экспедицией. Путевой дневник стал первой книгой начинающего писателя под названием «В стране испуганных птиц».

«Путешествие – это всегда открытие мира. В своем путешествии по миру опытного человека он оказывается единственным беспрецедентным».

Первые три поездки – в Олонецкую губернию в 1906 году, в Карелию и Норвегию в 1907 году, а также в Керженские леса и на Яркое озеро в 1908 году сделали Пришвину автором трех книг, опубликованных одна за другой.

Выговский край. 1906
В Олонецкой губернии он не только записывает сказки, эпопеи и песни, но и обнаруживает жизнь, жизнь, не тронутую цивилизацией, девственную природу, которая привлекала его с детства.

Карелия и Норвегия. 1907
Поездка была задумана без какой-либо цели: он хотел провести три месяца в качестве лесного бродяги. Но он втайне надеялся вспомнить ту страну без имени и территории, куда он пытался сбежать в детстве.

Яркое озеро. 1908
На данный момент он уже является автором двух книг и участником дебатов на собраниях Санкт-Петербургского религиозно-философского общества. Есть надежда, что поездка в Керженские леса на Светлом озере, в страну раскольников и сектантов, встречи с мудрыми стариками помогут ему разобраться в религиозных исканиях, на которые что-то отреагировало на это.

Заиртышская степь. 1909
Случайная встреча в поезде с Максимилианом Волошиным и его рассказ о пустыне в Центральной Азии становится причиной поездки Пришвина в заиртышские степи и его странного путешествия, сделанного по какой-то причине неизвестным, с обычной стороны «глупость, глупость, безумие».

Крым. 1913
В феврале Пришвин отправился в Крым – в путешествие, которое напоминает праздник – впервые в своей жизни он отправляется на юг зимой после начала весны, туда, где цветет миндаль, и предвидит удивительную долгую весна и как он будет летать с летающими птицами вместе с весной на север.

Уралмаш. 1931
Журнал «Наши достижения» отправляет Пришвина на строительство Уралмашзавода. Писатель впервые осознает масштабы строительства, беспрецедентное желание руководить «железными людьми», ведущими на стройплощадке, и видит крестьян, живущих в землянках, которых гонит сюда нужда. Ошеломленный происходящим, Пришвин, однако, чувствует магию строительства, понимает, что «они могут строить». Впервые он не может ничего написать о впечатлениях от поездки.

Дальний Восток. 1931
24 июня 1931 года Пришвин подписал соглашение с газетой «Известия» о поездке, которая определила судьбу его писателя. Он отправляется на Дальний Восток, где также очевидны все признаки насильственной организации жизни. Но он шокирован первозданной природой: пик пятнистого оленя воссоздает мир, полный творения жизни, китайцы, которые собирают корни жизни, сохраняют миф о женьшене. «Эрос жизни» наполняет смыслом регион, живущий в ритме океанского прибоя, и возвращает писателя к творчеству.

Беломорский канал. 1933
Поездка на строительство Беломорско-Балтийского канала, Соловков и Хибин длилась с 24 июля по 25 августа 1933 года. Пришвин вернулся в свой первый рейс. Все изменилось: медведи жили на Медвежьей горе, база ОГПУ для строительства Беломорского канала расположена на Эмской горе. Это третья поездка, из которой Пришвин привозит не только тетради, но и фотопленки.

Пинега. 1935
В мае 1935 года Пришвин отправился в командировку из газеты «Известия» в северные леса Пинеги. Он плывет по Сухону, Двине, Тойме, наблюдает за рафтингом по северным рекам. Пешком, в пунте, верхом на лошади с проводником, он надеется добраться до Чащы корабля, «чтобы увидеть лес, в котором не виден топор». Через 18 лет Пришвин расскажет об этом путешествии в истории, которую он закончит в последний месяц своей жизни, и это будет «Корабль Чаща».

Кабардино-Балкария. 1936
Поездка в Кабарду была для Пришвина возвращением на Кавказ. В 1894 году он, студент химического и агрономического факультета Рижского политехнического института, «отправился зарабатывать дополнительные деньги на службу следователя, филлоксера на виноградниках». В Гори среди революционной молодежи он впервые услышал аргументы народников и марксистов, начал переводить Бебеля, читал «Капитал Маркса»: «Так родина Сталина стала родиной моего марксизма, что позже доставило мне немало неприятностей». Он вспомнил и любил Кавказ: «Кавказ был колыбелью моего чувства природы, которое сделало меня писателем». После поездки Пришвин пишет несколько историй, объединенных в цикл «Кавказские истории».

Малые реки под Костромой, 1938
Кузов грузовика, списанный в каком-то издательстве, который Пришвин приобрел за плату и назвал «Мазай», он и его сыновья превратились в «дом на колесах», где находились кабинет, темная комната и уголок для собак. На этой машине он Пришвин ездил в «Некрасовские» места во время весеннего половодья, чтобы проверить, правда ли, что в результате наводнения можно спасти зайцев. По материалам поездки была написана книга «Необоснованная весна».

Художник света
Уже первая книга – «В стране испуганных птиц» – Пришвин проиллюстрировал своими фотографиями, сделанными в 1906 году во время похода на Север с помощью громоздкой камеры, принадлежащей попутчику.

В 1920-х годах писатель начал серьезно изучать технику фотографирования, полагая, что использование фотографий в тексте поможет дополнить словесное изображение автора визуальным изображением автора: «Я добавлю фотографическое изобретение в свое несовершенное словесное искусство» , В его дневнике появились записи о заказе в 1929 году в Германии карманной камеры Leica. В библиотеке дома Дунина сохранились две книги с многочисленными заметками писателя – «Фотоприем и фото справочник» (Б. Евдокимов – Ленинград, 1928) и «Фотографическая практика» (1931, на немецком языке).

Пришвин писал: «Фотография, или то, что обычно называют фотографией, отличается от великого искусства тем, что она постоянно отсекает желаемое как невозможное и оставляет скромный намек на сложный план, который остался в душе художника, и, самое главное, Некоторые надеются, что когда-нибудь сама жизнь, в ее первоисточниках красоты, будет «сфотографирована», и каждый получит «мое видение реального мира». »

Писатель автоматизировал все приемы мгновенной стрельбы, записанные на память в дневнике:

наденьте на шнурок пинцез – выдвиньте объектив – установите глубину резкости и выдержку («скорость») – отрегулируйте фокусировку «движением безымянного пальца» – взведите его – сбросьте пинцез и нажмите кнопку спуска затвора – наденьте пенсне – запишите условия съемки и т. д.

Пришвин писал, что с тех пор, как он запустил камеру, он начал «мыслить фотографически», назвал себя «художником мира» и был настолько увлечен охотой с камерой, что не мог дождаться наступления «снова яркого утра». Работая над циклами «фотосъемки» паутинки, капель, почек и источника света, он делал снимки крупным планом в различных условиях освещения и под разными углами, сопровождая каждую фотографию комментариями. Оценивая получающиеся визуальные образы, Пришвин написал в своем дневнике 26 сентября 1930 года: «Конечно, настоящий фотограф снимал бы лучше меня, но у настоящего специалиста никогда бы не возникла идея посмотреть, что я снимаю: он никогда не увидит это. »

Писатель не ограничивался съемками на природе. В 1930 году он сделал серию фотографий о разрушении колоколов Троице-Сергиевой Лавры.

В ноябре 1930 года Пришвин заключил соглашение с издательством «Молодая гвардия» на книгу «Охота с фотоаппаратом», в котором главную роль должна была сыграть фотография, и обратился в Наркомат торговли СССР с заявлением : «В связи с тем, что в настоящее время в общем порядке вы не можете получить разрешение на ввоз камеры из Германии, я обращаю ваше внимание на особые обстоятельства моей литературной работы в настоящее время и прошу меня сделать исключение в получении безвалютной лицензии на получение камеры … Мои зарубежные фотографии обратили внимание Ити и редакторы Die Grüne Post, в охотничьем отделе которого я сотрудничаю, готовы предоставить мне самый продвинутый аппарат Lake с тремя переменные линзы.Я нуждаюсь в этом устройстве еще больше, потому что мое устройство стало полностью непригодным для использования из-за тяжелой работы … »Было дано разрешение, и 1 января 1931 года Пришвин получил желаемую камеру с многочисленными аксессуарами.

Во время войны Пришвин отправился в окрестные деревни, фотографировал детей и женщин, чтобы отправить фотографии на фронт мужьям и отцам.

Больше четверти века Пришвин не расставался с камерами. В архиве писателя более двух тысяч негативов. В его мемориальном кабинете в Дунино – все необходимое для домашней темной комнаты: набор линз, лупа, кюветы для разработчика и закрепителя, рамка для обрезки фотографий.

Знания и опыт фотографии были отражены в некоторых самых сокровенных мыслях писателя, который писал в своем дневнике: «Наша республика похожа на темную фотографическую комнату, в которую не попадает ни один луч со стороны, но все внутри освещено красным фонариком.

Пришвин не ожидал опубликовать большинство своих снимков при жизни. Негативы хранились в отдельных конвертах, склеенных писателем своей рукой из папиросной бумаги, в коробках с конфетами и сигаретами. После смерти писателя его вдова Валерия Дмитриевна сохранила негативы вместе с дневниками.

В течение последних шести месяцев у писателя был рак желудка. Михаил Пришвин скончался в 2 часа ночи 16 января 1954 года, в день, когда он встретил свою возлюбленную. Похоронен на Введенском кладбище в Москве. Скульптор С. Т. Коненков, друг Пришвина, за короткое время создал могильный памятник, в котором содержится идея бессмертия писателя. Птица Сирин является символом счастья. «Каждая линия Пришвина навсегда даст людям счастье». – подумал Коненков, вырезая каменный памятник.

Музыка в жизни Пришвина
С детства писатель был очень музыкальным и в молодости играл на мандолине. «На мой взгляд, – писал Пришвин, – гений человека не крал огонь с небес, а направил музыку сначала для облегчения работы, а затем и само произведение, на которое распространяется музыкальный ритм, сделало это удовольствием. »

В начале двадцатого века Михаил Пришвин, студент философского факультета Лейпцигского университета, испытал огромную страсть к музыке композитора Рихарда Вагнера. Опера «Тангейзер» настолько потрясла юного Пришвина титанической борьбой страсти и самоотречения, что за два года он слушал ее 37 раз!

Среди музыкантов у Пришвина было много настоящих друзей и поклонников. Ф.И. Шаляпин 12 апреля 1912 года писал Максиму Горькому: «Русская песня пахнет хорошо, о, как хорошо, а цвет (если можно так сказать) ее теплый, яркий и неувядающий. И Пришвин! .. Как написано “Крутое озеро”, а? – задохнулся! Чудесно! ». Сам писатель несколько раз встречался с великим певцом. Он особенно помнил встречу с Шаляпиным в ночь на Новый год 1915 года.« Горький спросил меня, каково было мое впечатление от Шаляпина, – вспоминал Пришвин. ответил, что я видел Бога, какого-то, может быть, поля или леса, но настоящего русского бога ». Пришвин часто вспоминал Федора Шаляпина. 13 апреля 1953 года он писал в своем дневнике:« Они передали Шаляпина плохим записям, но Я все тот же о нем, о чем всегда думаю. «Он для меня чудо,

В 1930-х годах, поселившись в Москве, Пришвин снова получил возможность присоединиться к классической музыке. Он слушает в консерватории Брамса, Вагнера, Шопена, Листа и особенно Бетховена. Он пишет: «Я начинаю все чаще и чаще уезжать ради музыки: это та область, где вы можете уезжать, уезжать, путешествовать без ограничений от грубого вмешательства нового в старое». В «Дневниках» за 4 ноября 1943 г. такая запись: «В 8-й симфонии Шостакович … Сам Шостакович – издалека маленький человечек, как ученик 6-го класса, капризное дитя нашего времени, соединившее весь ад жизни с мечта попасть на небеса. Но это будет, когда люди проснутся! «Аудитории, похоже, не очень понравилась симфония, возможно, она еще не разобралась в этом и была в замешательстве».

В 1949 году в квартире писателя в Лаврушинском переулке появилось великолепное исбахское пианино, приобретенное писателем для его жены Валерии Дмитриевны. На нем часто играл замечательный дирижер Евгений Мравинский. М. М. Пришвин имел настоящую дружбу с Е. А. Мравинским. Приехав в Москву, Мравинский обязательно отправился в гости к писателю. Сам Пришвин не посещал концерты друга, только если он был болен. Во время своего последнего визита в канун смерти писателя Мравинский не играл на пианино, а вместе со своим другом слушал его голос, записанный на диске.

Дом Михаила Пришвина
Музей расположен в 30 км от Москвы, недалеко от Звенигорода, на живописном берегу реки Москвы, и представляет интерес как историко-культурный памятник и заповедник.

«Дом представляет собой двухэтажный смешанный дом, покрытый железом, из которого есть три арши с кирпичным дном и бревенчатым верхом. Капитальные внутренние стены, окрашенные карнизы и наличники с резными украшениями, загрунтованные внешние стены, черные полы и потолки, сосновые и зимние сосновые и зимние оконные и оконные рамы, окрашенные масляной краской с помощью лаковых приспособлений. Ниже две гостиные и подвалы, а выше три комнаты, прихожая и кухня. Смежный: восьмиугольная двухэтажная терраса, покрытая железом, на каменных столбах с деревянными полами и потолками и итальянскими окнами. Навес деревянный покрытый железом с наружным крыльцом. «Именно так дом Марии Юлиевны Освальд был описан в страховом свидетельстве, выданном 29 апреля 1901 г. Московской пожарной страховой компанией покупателю Конкордии Васильевны Крицкой. Известно, что дом «финского уроженца» владельца московской аптеки Р. А. Освальда был построен быстро: работы начались 8 марта 1900 года и завершены 28 июня 1901 года. «Загородный дом был застроен на высоком берегу Москвы-реки и впечатляющая панорама долины реки и ее окрестностей открывается с террасы. Затем был проведен макет парковой зоны. Усадьба называлась Миловидово. «Дом, который Михаил Пришвин приобрел в 1946 году, почти не изменился: нижняя терраса исчезла, а верхняя не остеклена, что очень понравилось Пришвину. и впечатляющая панорама долины реки и ее окрестностей открывается с террасы. Затем был проведен макет парковой зоны. Усадьба называлась Миловидово. «Дом, который Михаил Пришвин приобрел в 1946 году, почти не изменился: нижняя терраса исчезла, а верхняя не остеклена, что очень понравилось Пришвину. и впечатляющая панорама долины реки и ее окрестностей открывается с террасы. Затем был проведен макет парковой зоны. Усадьба называлась Миловидово. «Дом, который Михаил Пришвин приобрел в 1946 году, почти не изменился: нижняя терраса исчезла, а верхняя не остеклена, что очень понравилось Пришвину.

И он назвал террасу верандой.

Пришвин в Дунине
После майской войны 1946 года Пришвин купил дом у Лебедевой-Критской и до последнего года своей жизни пытался приехать в Дунино в апреле-мае и не уезжать дольше осенью.

«Стены, с которых облицовка уже начала исчезать, фундамент, зияющий дырами, веранда, висящая в воздухе почти без пола и опорных столбов. Сгоревшие перегородки, частично двери, полы и потолки. Оконные проемы уже без рам. Крыша во многих местах оторвана кем-то. Только печь, изобретенная для быстрого обогрева всего дома, поднялась победоносно и неукротимо. Это описание дома Валерия Дмитриевны Пришвина, купленного за 50 тонн супругой Михаила Михайловича. В 1941 году в доме был военный госпиталь. И к концу войны пустой дом был на грани исчезновения. Но Пришвин, оказавшись в Дунине, увидел усадьбу с липовыми и еловыми аллеями, остатками яблоневого сада, лесом, начинающимся прямо за домом, поле возле села, берег Москвы-реки совсем рядом. Я видел старую усадьбу – и вдохновился моим детством, имением Хрущева под Елецем, которое он помнил в своих снах. Несмотря на очевидные трудности, Пришвин решил купить загородный дом. Удивительно, но архетип Дома в мире искусства Пришвина, охотника и путешественника, занимал очень важное место. Он понимал, что его поиск дома связан с общими путями всей русской интеллигенции: с трагедией эмиграции, с страданиями дома, с поиском его места в постреволюционной жизни. Судьба русского человека в дневнике писателя связана с евангельской притчей о блудном сыне, а возвращение домой связано с идеей создания жизни. Пришвин уверен: Дом вписан в культурный контекст той эпохи, метафизическим значением которого является возвращение дома «блудного сына». что его поиск дома связан с общими путями всей русской интеллигенции: с трагедией эмиграции, со страданиями дома, с поиском его места в постреволюционной жизни. Судьба русского человека в дневнике писателя связана с евангельской притчей о блудном сыне, а возвращение домой связано с идеей сотворения жизни. Пришвин уверен: дом вписан в культурный контекст той эпохи, метафизическое значение которого – возвращение домой «блудного сына». что его поиск дома связан с общими путями всей русской интеллигенции: с трагедией эмиграции, с страданиями дома, с поиском своего места в послереволюционной жизни. Судьба русского человека в дневнике писателя связана с евангельской притчей о блудном сыне, а возвращение домой связано с идеей создания жизни. Пришвин уверен: дом вписан в культурный контекст той эпохи, метафизическое значение которого – возвращение домой «блудного сына».

Впервые мне удалось сделать дом для себя как вещь: он доставляет мне такое же удовольствие, как и стихотворение «Женьшень» в свое время.

В литературе моего дома важную роль играет тот факт, что все его материалы возникли из моих работ, и в них нет ни одного гвоздя, который бы не был составлен.

Дом похож на музей
Валерия Дмитриевна рассказала, как она приехала первым летом после смерти Михаила Михайловича, когда увидела записку у двери, как, прочитав ее, она поняла, что она не одна: его читатели уже посетили Дунина …

Затем дом убирали: окна открывали и мыли, снимали чехлы с мебели, людей заставляли проветривать вещи на веранде. И записка лежала на столе как предвестник будущей судьбы этого дома. На следующее утро Валерия Дмитриевна вставила его в последний дневник Пришвина, который Михаилу Михайловичу удалось пронумеровать (D № 121) и попытаться выяснить, расходятся ли чернила: «Но что, если в этот блокнот будут внесены записи дневника, они размыто или нет … я думаю, хорошо, что не будут … “Записная книжка превратилась в” книгу отзывов “: люди гуляли и гуляли в Дунино, Валерия Дмитриевна принимала их. Дом постепенно превращался в музей (так как они говорил «на добровольной основе»), был сформирован круг помощников, установлены памятные даты, Стиль общения с посетителями формировался при разговорах вокруг самовара в имении Дунина. Никто не подозревал, что в то же время дом расшифровывает и перепечатывает секретный дневник, который Пришвин вел или 50 лет (1905-1954). В этом статусе дом писателя просуществовал 25 лет до смерти Валерии Дмитриевны в 1979 году. По ее завещанию дом был передан государству и, по решению Министерства культуры РСФСР, стал ведомством Государственный литературный музей.

Дом-музей сейчас
В поисках коттеджа Пришвин никогда не приходил в голову Переделкино. Он выбрал полуаргинальный образ жизни, чтобы свободно вести ежедневную беседу с собой и с будущим читателем в дневнике.

Экспозиция Дома-музея Пришвина представляет прижизненную обстановку дачи, библиотеку писателя, личные вещи, аксессуары для охоты и фотографии, а также автомобиль. На протяжении многих лет выставка оставалась хранилищем культурной памяти, свидетельствующей о жизни и творчестве писателя, о написанных здесь работах, творческих планах, образе жизни, о друзьях дома. Однако в 1991 году мы начали публиковать «Дневник», и образ «певца природы» постепенно исчез, и трагическая раздвоение личности писателя стало характерной чертой как его творчества, так и эпохи в целом. Публикация «Дневника» не только углубила образ писателя, но и изменила нынешний облик дома Дунина, который теперь признан культурным объектом советской эпохи со всем его парадоксом и сложностью. И Дневник, который хранился здесь, придает дому универсальное значение. Экспозиция сложная, впечатление комфорта и покоя вводит в заблуждение. Все становится двойственным, противоречивым и сложным: странный музей, в котором ничто не застыло в мемориальной тишине, в котором больше вопросов, чем ответов: почему Пришвин не страдал в советские годы? почему он всегда пишет о себе? почему он так много пишет о природе? где его человек, где герои? Дом-музей отвечает на вызовы современности, свидетельствуя об уникальной попытке писателя сохранить внутреннюю свободу в несвободном мире. Музей пересматривается и вторгается в современную жизнь, являясь ремейком старинного музея Пришвина. чем ответы: почему Пришвин не страдал в советские годы? почему он всегда пишет о себе? почему он так много пишет о природе? где его человек, где герои? Дом-музей отвечает на вызовы современности, свидетельствуя об уникальной попытке писателя сохранить внутреннюю свободу в несвободном мире. Музей пересматривается и вторгается в современную жизнь, являясь ремейком старинного музея Пришвина. чем ответы: почему Пришвин не страдал в советские годы? почему он всегда пишет о себе? почему он так много пишет о природе? где его человек, где герои? Дом-музей отвечает на вызовы современности, свидетельствуя об уникальной попытке писателя сохранить внутреннюю свободу в несвободном мире. Музей пересматривается и вторгается в современную жизнь,

Дунино
Пришвинское Дунино, военная линия 1941 года на берегу Москвы-реки вместе с археологическим комплексом образуют новое культурное пространство, востребованное посетителями музея. Каждый может пройти по Пришвинскому пути и увидеть описанные им места.

Пришвин работал всегда и везде, никогда не расставаясь со своей тетрадью, поэтому в поместье так много памятных мест, связанных с его творчеством. Что можно сказать об окружающих лесах, куда он пришел с ружьем и собаками, отправился в свой Москвич, в котором он знал все грибные и ягодные места, где его неоднократно видели сидящим на пне и отмечавшим что-то в тетради. .. Все это оживает в его дневнике Дунина и на его фотографиях: берег Москвы-реки, далекие реки, восходы и закаты, его любимые тропы, его любимые деревья. В последние годы отношение Пришвина к природе изменилось. Хронотоп Дунина становится хронотопом жизни писателя: раньше – далеко, сейчас – близко; раньше – чувство бега, «в спешке, боюсь опоздать», сейчас – чувство вечного во времени, «О том, что происходит постоянно». Положение человека в мире меняется: «Я стал, и мир вокруг меня исчез». Природа центральной России оказалась очень близка душе писателя и так же быстро стала реальностью его внутренней жизни, как дом Дунина. Пейзаж природы Подмосковья и ландшафт души писателя создают уникальный культурный ландшафт, который приобретает новые значения для каждого, кто посещает музей. Это те неизвестные читатели, к которым обратился Пришвин и которых становится все больше и больше. Пейзаж природы Подмосковья и ландшафт души писателя создают уникальный культурный ландшафт, который приобретает новые значения для каждого, кто посещает музей. Это те неизвестные читатели, к которым обратился Пришвин и которых становится все больше и больше. Пейзаж природы Подмосковья и ландшафт души писателя создают уникальный культурный ландшафт, который приобретает новые значения для каждого, кто посещает музей. Это те неизвестные читатели, к которым обратился Пришвин и которых становится все больше и больше.